News image News image News image News image News image News image News image News image News image News image News image

Модные факты:

Джинсы. История

News image

Джинсы – интернациональная одежда по своей природе и по сути. Сделанные немецким евреем в Америке, из ткани, придуманной французами, джинсы одинаков...

Как определить состав ткани

News image

Определить из какого волокна сделана купленная ткань проще всего с помощью пробы на горение. Натуральные волокна горят и обугливаются, превращаясь в...

Самые первые джинсы

News image

Около 150 лет тому назад американец Лойб Штраус решил начать шить брюки, которые были бы пригодны для грубых работ. Для того, чтобы понять, какими б...

СМОКИНГ

News image

Смокинг - традиционный черный, сильно открытый на груди пиджак с длинными лацканами, обшитыми натуральным шелком. Аналог смокинга по-американски наз...

Знаменитые модели:

News image News image News image
News image News image News image
News image News image News image
News image News image News image
News image News image News image
Главная - Модельеры - Made in UK


Made in UK
Мода и модельеры - Модельеры

made in uk

Новая волна британских дизайнеров набирает высоту: еще чуть-чуть, и они нам новый мир постро­ят. А пока их главный город-сад-Лондон, где они удивляют, радуют, даже пугают своей дерзостью, но не забывают ставить самые безудержные эмоции на железные рельсы бизнеса модной индустрии.

Как только они заявили о себе, критики сразу вспомни­ли, что столь же громогласным было появление на поди­уме Джона Гальяно и Александра Маккуина десять лет на­зад. Крестоносцы новой модной лихорадки — так сегод­ня называют британских дизайнеров Джайлза Дикона, Кристофера Кейна, Луизу Голдин, Гарета Пью, Генри Холланда, Роксанду Илинчич и Джонатана Сондерса.

Едва их дипломные коллекции увидели свет, как искушенные модницы, инвесторы и критики потре­бовали добавки. Неоновые футболки со скабрезны­ми рифмовками, воздушные платья-баллоны, пальто с графичными принтами — и лондонские бутики тут же встали в очередь за новинками.

Но таков жестокий закон рынка: появляется спрос — твой беззаботный творческий полет резко обрывается. Приходится спускаться с небес на землю, а еще лучше сразу спланировать за стол переговоров. Так что пока витаешь в облаках, подумай о том, что надо не только уметь держать нитку с иголкой или двумя штрихами творить во имя моды, но и продавать, снимать реклам­ные кампании при минимальном бюджете и отсутствии всяческих советчиков, помощников и статистов.

Так уж повелось, что с недавнего времени молодые и талантливые собираются в английской столице. «В Лондон! В Лондон!» Художественных школ здесь больше, чем экономических факультетов. Central St.Martins, Royal College of Art, London College of Fashion плюс спонсорские программы вроде Fashion East и New Generation без устали год за годом куют но­вых Лагерфельдов.

Чем дышат и что пишут эти юные дарования? Ста­раются ли угодить? В избытке ли у них вымысла? Мно­го ли слов еще в копилке? Далеко ли до эпилога? Суди­те сами.

Джонатан Сондерс приехал в Central Saint Martins из Глазго. В 2002 году окончил колледж по специаль­ности «набивные ткани». Но времени праздновать диплом и кататься по миру перед началом трудовой де­ятельности у него не было. В преддверии лондонской Недели моды проходит так называемый Fashion East. Инициаторы этих показов настоящие добрые самари­тяне — они приглашают молодых и никому не извест­ных дизайнеров на подиум и оказывают им всяческую финансовую поддержку. Одним из таких счастливчи­ков стал Сондерс.

«Засветившись» и прославившись, Сондерс все же предупреждает остальных: «Не надо сидеть и ждать, пока кто-то придет и скажет: «Мы тебе миллион, а ты нам коллекцию». Поначалу я где спал, там и работал, все модели изобретал прямо на кровати. Но меня за­метили, это главное. Так что пришлось подняться с кровати и переселиться в студию», — смеется Сон­дерс. «Что я испытал, когда получил первый заказ от Harrod's? To же, что и вы на американских горках — ужас. Слезете ли вы с них живыми и невредимыми — неизвестно. Дорога ли это наверх или на верную ги­бель — тоже».

Saint Martins хорош своими творческими студи­ями, но уметь поставить свой бизнес не менее труд­ная и творческая задача. И Сондерс справился с ней на «отлично»: собственный бренд Jonathan Saunders, линия костюмов для танцевальных ансамблей, линия косметики, коллекция багажа для Globe-Trotter, со­трудничество с брендами Emilio Pucci и Chloe. «Лон­дон — сумасшедший город. Сбавлять темп нельзя — тут же все про тебя забудут. Проекты есть всегда, надо де­ржать руку на пульсе, не упустить предложение, а как только ты это предложение получил, договорись со всеми, нарисуй модели и организуй встречи и показ. Правда, часто бывает и так, что, отдышавшись, ты ог­лядываешься и понимаешь, что вещи должны быть не красивы, а востребованы на рынке».

Пока Сондерс переводит дух после головокружи­тельных виражей, лучшим шотландским дизайнером признан Кристофер Кейн. В прошлом году он полу­чил премию Harrod's Design Award и следом — спонсорскую поддержку по программе New Generation сети Top Shop. Ему всего 25. Первые его экзерсисы — элас­тичные мини-платья кислотных оттенков — удивили публику. «Носить или повесить в шкаф и любовать­ся?» — никак не решались модницы. Слишком долго они набирались смелости, в конце концов их опере­дили Карин Ройтфельд, главный редактор французс­кого Vogue и Виктория Бекхэм: во всех модных журна­лах они красовались в кислотных мини.

«Впервые в жизни я делаю то, что хочу, — рассказы­вает Кейн. Диплом магистра искусств — звучит гор­до, но вести каждый день 16 проектов и управлять ателье — совсем другое дело. Просто крыша едет, ког­да все заказывают новую коллекцию, а надо сосредо­точиться на старой. И очень часто возникает только одно желание: послать всех подальше и посидеть хотя бы пять минут в тишине».

А вот Генри Холланду тишины совсем не хочется. Ему по душе гомерический хохот. Почитаешь сальные шуточки на футболках вроде «Я бы с Кэмпбелл Наоми не только бы в доме» или «На сеновал ночью выйди, Кроуфорд Синди» — и сразу ясно, что всяких великос­ветских Saint Martins он не кончал. Но футболки поль­зуются бешеным спросом, а формула успеха проста, как все гениальное: броский цвет футболки + гром­кий слоган = бешеная популярность. Конечно, юмор стареет, а на другом языке и вовсе может потеряться, особенно если шутка рифмованная. Но ведь под пес­ню танцуют не потому, что у нее хорошие слова.

Самому «старенькому» из новичков, Джайлзу Дикону, от Холланда тоже досталось: «Умру на тебе, ве­ликом, Джайлз Дикон!» Лучший дизайнер 2005 года, выпускник Saint Martins, Дикон приехал в Лондон из рабочего Северного Йоркшира, так что этот похожий на аспиранта модный дизайнер сам шутник еще тот: «Конечно, одежда должна быть веселой. Вы же не хо­тите, чтобы мода превратилась в занудную ярмарку тщеславия. Главное, чтобы качество оставалось на вы­соте, а так — можно сколько угодно смешить публику. И, кстати, мои кумиры Андре Курреж, Ив Сен-Лоран или Эльза Скиапарелли часто очень легкомысленны в своих коллекциях».

Дикон управляет собственным лейблом Giles, со­здает сумки и одежду для Mulberry и New Look, а так­же придумывает дизайн ноутбуков для Intel. Видимо, по причине почтенного возраста — Джайлзу целых тридцать пять лет — его, как самого авторитетного, пригласили читать курс по дизайну в Лондонском кол­ледже моды. А может, по причине того, что он единс­твенный носит очки. И видимо, для дальнозорких: в зимней коллекции он представляет свитеры и коф­ты из гигантской пряжи и толстый черный жакет-бо­леро с пришитыми рукавами, похожими на варежки. «Я сам знаю, что ник­то себе такое не купит, хотя вот несколько раз видел, как жакет надева­ют для съемок». Тонкий (по сравнению с пряжей его моделей), почти не­уловимый британский юмор — это, конечно, хорошо, но вот вопрос: помогает ли он в деле? «Разумеется, помога­ет: бывает, ляпнешь что-нибудь — и такое начинается!»

А дизайнер трико­тажа Луиза Голдин уже доигралась: после того как на подиуме появи­лись модели с головны­ми уборами, закрываю­щими пол-лица, британс­кие политики встали на уши: «Голдин решила нас всех нарядить в паранд­жу!» «С чего они взяли? Обыкновенный лыжный шлем со стразами», — не­доумевает она. Мало того что критики ее не пони­мают, производители ее одежды подчас поднимают руки и сдаются на милость победителя: перед выходом коллекции четыре фабри­ки отказались шить эти модели — слишком сложно.

Самой же Голдин все оказалось по силам — при том, что до учебы в Saint Martins у нее даже вязальной маши­ны не было. Теперь она открыла фирму на озере Комо в Италии и что хочет, то и творит. «Я вдруг поняла, что могу работать с огромными машинами и компью­терными схемами. Так что все эти математические выкладки и компьютерные программы для меня не бином Ньютона. Впрочем, в физике я не сильна, с де­тства ее не перевариваю», — признается дизайнер.

Действительно, все наши таланты родом из дет­ства, ну или, по крайней мере, из юношества. Страш­ный и ужасный Гарет Пью раньше увлекался танца­ми, Джонатан Сондерс мечтал рисовать мебель, Ген­ри Холланд хотел стать знаменитым журналистом, а сербская модель Роксанда Илинчич восхищалась ар­хитектурой. И все-таки, когда пришла пора выбирать профессию, все они были единодушны.

«Мода — это моя мания», — признается Роксанда Илинчич с улыбкой. Высокая, худая с огромными гла­зами — она похожа на женщину-вамп, а ее пухлый крас­ный рот завораживает: «Мои платья напомина­ют сложные конструк­ции и скульптуры. Они — самое дорогое, что у ме­ня есть. Некоторые мои коллеги пренебрегают возможностями трехмер­ной компьютерной гра­фики. Я же хочу рассмат­ривать вещи со всех сто­рон, как здания Гауди». Кристофер Кейн, на­оборот, так воспел женс­кие прелести, что выхо­дить на улицу в его платье без охраны не рекомен­дуется. «Я вырос вместе с сестрой. Взрослел, гля­дя на ее округлости и из­гибы. Я всегда хорошо ри­совал, а она нет. Приходи­лось делать ее домашние задания по ИЗО. И я был не против. Все правиль­но: она муза, я художник».

А вот Гарет Пью рисо­вать не умеет совершен­но. Но он всегда непроиз­вольно тянулся к бумаге и карандашу. Одно из пер­вых его воспоминаний — шляпа из спектакля-пантоми­мы. «Лет в десять я был задействован в этом представле­нии. Там в финале играли пышную свадьбу с шикарными костюмами. Разве мог я появиться на ней без головного убора? Купил пару метров крепа и сел за мамину швей­ную машинку. Получилось у меня, разумеется, черт-те что! Хотя сейчас вспоминаю и думаю, что не так уж пло­хо получилось... Конечно, в то время я танцевал намно­го лучше, чем шил. Теперь, кажется, ни того, ни другого толком не умею», — рассуждает самокритичный Пью. Из всей этой новомодной лондонской поросли Га­рет Пью — единственный истинный enfant terrible, гонимый обществом оригинал, противник каких бы то ни было деловых стратегий. Похоже, от маскарад­ных костюмов для театральных представлений он так и не смог отказаться и продолжает шить то, в чем ни один нормальный человек ни за что не выйдет на ули­цу, а даже если кого и посетит подобная безумная идея, то обойдется она в кругленькую сумму. Юбки-баллоны, обтягивающий черный латекс, фетишист­ские платья из человеческого волоса и огромные, вздымающиеся волнами, наполненные гелием одеж­ды из парашютного шелка, — все эти произведения вошли в его четвертую коллекцию, уже почти пригод­ную для носки.

Пью часто называют дизайнером-отшельником. В поисках пути к самому себе и собственному сти­лю, он пережил три английские зимы без отопления. Высокая жертва ради искусства? И да, и нет. Не все ради спасения собственной души. Помимо создания коллекций Пью снимает видео, делает инсталляции.

В лондонском Музее Виктории и Альберта он устроил выставку-продажу своих работ под названием «Мода в движении», и точно такой же проект запустил в му­зее Гуггенхайма в Бильбао.

«Британия всегда была щедра на эксцентриков и ис­тинных художников, и дизайнеры нынешнего поколе­ния невероятно креативны и полны идей, — считает Надя Сваровски, вице-президент по связям с обще­ственностью фирмы Swarovski. — Но нынешняя моло­дежь отличается от предшественников более профес­сиональным подходом. Они очень хорошо умеют увя­зывать творчество и бизнес».

«Я в Лондоне почти семь лет, — рассказывает Пью. - Здесь все мои друзья и коллеги, и без них я задохнусь. И не смогу работать. Мне необходимо постоянно быть в центре событий. А в Лондоне я всегда понимаю, за­чем я есть и что мне нужно делать».

Кейн согласен с ним: «В этом городе поднимают­ся волны креативной энергии, сюда стекаются сумас-шедшие и гении. Я же часть этого биополя». «В конце концов здесь здоровая ци­ничная обстановка, а что еще нужно для творческого тонуса?» — задается вопро­сом Сондерс.

Они с головой в рабо­те. И соревноваться друг с другом им просто некогда. «Каждый занят своим де­лом, — объясняет Дикон. — Почти то же самое происходит и в колледже: здоровая конкуренция всегда полезна. Надо просто заниматься своим делом, а не пытаться себя с кем-то сравнивать».

Да и красть друг у друга славу им ни к чему. Слиш­ком они непохожи. Голдин накладывает голограммы на технохлопок. Она хочет стать «английской Миссони». Холланд намерен выпустить меховые футболки, а Пью такие заурядные вещи не интересуют. Для него сейчас главнее най­ти себе теплое место для зимовки. Что будет потом, он еще не решил, но зато уже знает, как будут про­ходить его собственные похороны: «После моей смерти меня должны осве­жевать и обработать кожу по всем правилам, потом сшить и надуть, как огромный воздушный шар». Так что если они и соревнуются, то только с самой маши­ной модной индустрии. И не известно, что им важ­нее — собственно бизнес или собственно творчес­тво. Все они в искусстве портняжного мастерства позволяют себе многое. Но, быть может, как раз это­го и ждут от молодых британских дизайнеров.

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Техника шитья:

Способы обработки низа

News image

Если вы не предполагаете делать по низу специальную декоративную обработку, его надо подшить так, чтобы строчка была абсолютно невидима с лицевой стороны. Возьмите нитк...

Какими нитками нужно строчить джинсы, и какой приём использо

News image

Какими нитками шить джинсы? Джинс — ткань достаточно демократичная, прочная и рассчитана на долгую интенсивную носку. Поэтому нитки для шитья джинсы традиционно испо...

Как укрепить выкройку

News image

Постоянно используемые бумажные выкройки постепенно истираются. С помощью обычной упаковочной полиэтиленой пленки можно легко укрепить их. Пленка помещается между листо...

Индивидуальный пошив:

BESPOKE SHIRT – ВЕРШИНА СОРОЧКИ

News image

Сорочки, сшитые по индивидуальным меркам (индивидуальному заказу) на основе построенной по этим меркам «именной» выкройки (bespoke shirts) - такова ...

Столицы мужской элегантности: Лондон

News image

Канон классического мужского костюма сложился в Англии в первой трети XIX века, и практически до Второй мировой войны Лондон задавал тон джентльмена...

Ручные костюмы индивидуального пошива - bespoke

News image

Почему именно bespoke и чем он отличается от made-to-measure и pret-a-porte ? pret-a-porte - в общем ясно, это готовая одежда, которая пр...

Авторизация



Горячие темы:

Витамины для лечения и предупреждения остеохондроза

Организм каждого человека нуждается в полезных компонентах, которые способны укрепить иммунитет и решить массу проблем со здоровье...

Как выбрать светильник в коридор

О важности правильного освещения сказано уже много. Но это актуально все так же, так как дизайнеры постоянно выдумывают новые спос...